Первый день снега

30 Ноя, 2012

За окном пошел первый снег. Красиво, как в сказке: деревья стоят неистово-черные, небо аж вбирает глаза своей синевой, и даже непонятно, откуда только снег берется. Пухтяшный, хлоптышный, как варежки. Такой щедрый — и первый, аж не верится.

 

Если бы не простуда, Оля выбежала бы на улицу и… Даже не знаю — может, просто носилась бы по двору вместе с ошалевшей соседской мопсихой, обожающей такую погоду. Или скатала бы снеговика. А может, позвонила бы подружкам, вон, какие они вместе в прошлом году устроили гадания на суженого — сначала к прохожим приставали «Назовите свое имя» (смешки смешками, но Танька до сих пор с тем своим «прохожим» в кино за ручку бегает, и глаза влюбленные такие!), а потом гадали на сапогах. Нашли ворота (школьные, единственные во всем районе), и давай с правой ноги обувь забрасывать через плечо — куда носок покажет, оттуда и ждать счастливой вести. Да не тут-то было. Какой там носок — тут сапог бы в потемках отыскать, да на одной ноге, да в сугробах! Напрыгались тогда, насмеялись — и сейчас смешно, как вспомнит.

 

Ах… Жаль, что простуда. Такая зима пропадает. Такой день, такое солнце, такой снег…

 

В замке хрустнул ключ, но Оля не пошевелилась. Наверное, мама, опять притащила супчик. Она все болезни этим супом лечит, вот же ж панацею нашла. И каждый раз умудряется его пересолить. Или может, в этом и вся суть — чтобы измучиться хлебать эту ропу и быстрее выздороветь?

 

— Привет, — послышался от двери голос. И это была не мама.

 

Антон стоял и близоруко щурился на яркий свет лампы.

 

— Апчхи! — грустно ответила Оля, посмотрела на окно и виновато шмыгнула носом.

 

— Понял! — ответил Антон и исчез в проеме дверей. Замок клацнул еще раз.

 

…Оля и сама не заметила, как уснула. Снилось, что она — мопсиха и не боится простуд. Что лежит в снежной постели в теплой шубке из самого кофейного в мире мопсьего меха, а снежинки кружатся и садятся ей на нос.

 

— Эй, — вывел ее из дрем немного хриплый голос Антона, — просыпайся, сладкая соня.

 

Она открыла глаза — и не поверила. Везде в комнате лежали горы снега! На полу, на столике, даже на тонком плазменном телевизоре как-то поместилась белоснежная полоска. А во главе этой зимней белизны гордо возвышалась терпко пахнущая елка. Ель еще не была наряжена — игрушки и гирлянда лежали возле ее подножья, как цветы у постамента. Ну, конечно же. Кто, как не Антон знал, как Оля любила наряжать елку, и как расстраивалась, когда кто-то успевал сделать эту праздничную работу без нее.

 

— Вставай, что ли, прогуляйся по снежку, — на щеках ее парня заиграли милые ямочки.

 

— Что ты? — изумленно-сонным голосом возразила девушка. — Это же холодно, а мне нельзя. Температура под 38…

 

— Это на улице холодно, а тут, в квартире — тепло, — загадочно ответил он. — Тут — все для тебя…

 

Оля не поверила. Но все же провела рукой по полу…

 

Ой, как она раньше не поняла! Это же была вата! Белая, нежная, пушистая, бездонная… И сколько ж это пачек пошло на декор ее комнаты? Наверное, Антон из аптеки целый мешок приволок!

 

Она медленно спустила одну ногу с постели, потом другую… Ее личный «снег» радостно обнял ножки, словно целуя их с каждым шагом.

 

— С первым днем зимы, дорогая, — сказал Антон и нежно прижал любимую…

 

Виктория Доброва

Похожие темы